«Сталинград» 3D: спасение заурядного - Новости Ставрополя и Ставропольского края

«Сталинград» 3D: спасение заурядного

«Сталинград» 3D: спасение заурядного

Рецензия на фильм «Сталинград» (осторожно, текст может содержать спойлеры!).

Белые зубы, идеальные корни, упругие кудри и модный мейкап, который гармонично вписался бы в церемонию вручения премии«Оскар» наших дней– нет, всё это даже посреди войны может иметь место в правде кино. В хорошем кино, вообще, если оно не декларирует собственную гипперреалистичность, автор и зритель обычно заключают своеобразную сделку: автор пользуется всем, что помогает ему в реализации художественной задачи, а зритель, который всё приблизительно понимает, не задает лишних вопросов. В хорошем кино достаточно делать всё так, чтобы получалось просто убедительно,а для этого даже можно не следовать букве истории: убедительность – главная карта, которую очень сложно, а главное – не хочется крыть. Но это всё в хорошем кино.

По сюжет у новой российской картины«Сталинград», пожилой МЧС-ник из России во время спасательной операции в современной Японии рассказывает молодой немке, оказавшейся под завалами, как пять его названных отцов полвека назад не столько мочили немцев, сколько уважали и любили девушку Катю (хотя и немцев тоже мочили). Катя не желала покидать свой разрушенный дом (приблизительно в той же степени, как хочет поскорее покинуть завалы немка), а еще одним своим присутствием то ли помогала, то ли мешала то ли пяти, то ли больше мужчинам, противостоять планам немецкого офицера, который насиловал, а потом заразил стокгольмским синдромом свою русскую зам.жены Машу, которую потом тихонько свои же, аккуратно минуя немецкого офицера, и ликвидировали. Немецкий офицер разозлился и…

Действие в стойком сталинградском доме заканчивается«звонком»в штаб артиллерии, которая на глазах у выведенной из здания Кати уничтожила дом вместе с русскими героями и вражеским офицером с человеческим лицом. И хотя, казалось бы, сама немка должна была умереть еще на середине рассказа от абсурдности истории, которую услышала, и ситуации, в которой оказалась, она, едва выбравшись из-под обломков, догоняет сотрудника МЧС и в молчании целует его, сына пяти воевавших отцов, пожилые руки. Ну, в общем, за исключением, пожалуй, контекста, сюжет как сюжет. Сюжет здесь, кажется, вообще не столько способствует реализации какой бы то ни было художественной задачи, сколько дает возможность сложить в единое целое всё то, что, по представлению автора «9 роты» и «Обитаемого острова», должно быть в современном кино о войне. А там…

Там что-то похожее на любовь во время войны, причем местами такую сильную, что о войне можно ненароком забыть. Помогают тут и актеры, которые играют всё, что угодно, но не войну (как немцы — не немцев и вообще не людей). Драки в замедленном действии как в «Матрице» — этого там почти столько же, сколько любви. А еще есть немецкий офицер в муках любви и самообмана, веселый зигующий русский мальчик, фактурный фонтан, громкие разговоры о том, как с точки зрения морали, правильно убивать врагов. А также закадровый голос, рассказывающий нам, видимо, не очень, по задумке, умным, о том, что каждый солдат – человек, и у него есть своя история. Заурядно? Вполне.

При этом 3D в фильме выполнено на зависть добротно, слезы, где нужно, на глаза наворачиваются, визуальный ряд по большому счету даже на взыскательный вкус исполнен минимум на четыре с плюсом. Учитывая, что афиши продолжают гордо возвещать о том, что это первое российское кино, снятое по технологии IMAХ, судя по всему, этого не скрывает даже производители: 3D гигантского формата торжественно спасло этот по всем параметрам заурядный фильм.

Впрочем, что касается слез и глубины сопереживания, на протяжение всего фильма есть устойчивое ощущение, что вот-вот наконец-то произойдет что-то такое, после чего уже никогда не получится прежним образом относиться к фильмам Бондарчука. Но режиссер по какой-то (ну, может быть, большинству очевидной) причине всякий раз вбрасывает в кадр нечто, что все эти надежды как рукой снимает: лодка «Я уже почти верю» разбивается о быт неубедительной детали. Тем не менее, то обстоятельство, что зрителя в кресле всё же достаточно крепко удерживает что-то, помимо чувства такта, почему-то хочется вменить этому фильму в качестве достижения.

И пусть в итоге это ощущение оборачивается обманом, а напряжение, едва дотянув до середины, начинает терять упругость так, что под конец даже не возникает мысли, что можно было бы остаться и дослушать финальный саундтрек, всё же есть вероятно, что проблема режиссера Бондарчука не в отсутствии таланта как такового. По крайней мере, не только в нем. Недостаток владения киноязыком, которым так свободно владел Бондарчук-отец и еще ряд авторов, почти весь прошлый век этот язык изобретавших — то, что мы все интуитивно давно понимали, а теперь, кажется, понял и сам Бондарчук-сын. Отсюда и желание появиться в качестве закадрового голоса, потому что без этого — вообще пропасть. Так, кажется, режиссер и пытается сказать нам нечто очень важное, и символами, и ссылками забрасывает, но понять его нам не суждено.

Собственно, по обозначенным выше причинам и приходится признать: «Сталинград» — фильм ни хороший и ни плохой. Он никакой.

Ну, и последнее. В знаменитой военной драме «Они сражались за Родину»Бондарчука-отца есть такой эпизод: один из солдат отправляется в деревню, возле которой дислоцируется потерявший большое количество людей отступающий полк, и просит у таскающей камни пожилой казачки ведро, чтобы сварить только что пойманных раков. Казачка, вопреки ожиданиям, едва поборов презрение,отвечает что-то вроде «Ни стыда, ни совести у тебя, проклятый»и посылает солдата далекой дорогой туда, откуда пришёл.А сквозь зубы объясняет: негоже так поступать с народом – отступать, отставляя с немцами один на один.В итоге герои понимают друг друга, солдат просит прощения у пожилой казачки, пожилая казачка догоняет солдата и почти в молчании отдает ему ведро.

В фильме Бонадрчука-сына тоже есть сцена, в которой эпизодическая героиня произносит свой обвинительный монолог про то, что они, простые женщины, матери, жены,город не сдавали, они тут жили, живут и жить будут, в отличие от солдат, которые, кроме войны, ничего не видят.Только вот у Бондарчука-отца ровно в тот момент, когда вареные раки начинают пахнуть в кипящей воде, полк получает приказ — раки так и остаются докипать на костре. А у Бондарчука-сына День рождения Кати со сгущенкой, свечкой и оперой заканчивается горячей ванной. Такое вот кино.

  • Нравится

Вы можете оставить отклик, или обратную ссылку с вашего сайта.
100х700

Оставить ответ

Вконтакте Одноклассники Facebook Twitter Мой мир RSS
Система Orphus

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
captcha
Войти с помощью: 
Генерация пароля